Я выбрал наиболее значимые фрагменты из материалов, которые есть в сети о том как работает один из моих любимых продюсеров Норман Кук a.k.a. Fatboy Slim.

Небольшое вступление

Как сочинять музыку?

Делайте это дома, приобретите минимальный комплект техники. Теперь вы можете экспериментировать. Единственный способ делать интересную музыку — крушить много яиц прежде, чем получить вкусный омлет. Нет необходимости иметь самую новейшую аппаратуру — я, например, использую Akai S950, потому что я знаю абсолютно все его возможности и могу сделать на нем все, что пожелает моя творческая душа. Мне не нужен Akai S3000. Только простой аппарат и знание того, что вы сможете сделать с ним. Начинайте записывать, принесите огромный мусорный контейнер и ищите вещи 1968-1975 годов. И хотя эти песни одеты в дикие, старомодные одежды, они обычно довольно хорошие.

Какую аппаратуру Вы используете?

Akai S950, Alesis АDАТ, Alesis 3630 компрессор, Creator 2.1, Aurotone спикеры. (Мои уши не выдерживают NS10 весь день, поэтому на нем мы делаем только миксы), Bontempi 104 орган, стойка Clavia Nord (хороша для имитации трехсот звуков), компрессор DBX 163 (мой самый большой любимец во всем мире техники. Он имеет только одну ручку управления, ползунок маркированный «Больше» Мой кот тоже его сильно любит и часто писает на этот аппарат, так что мне приходится заниматься и уборкой), EMS Vocoder, E-mu Vintage Keys, Lovetone Meatball pedal, MiniMoog, Moog Prodigy (небольшое количество кнопок, чтобы освоить все их возможности), Peavey Spectrum Analog Filter, Phonic PCL32000 компрессор, Roland SH-2000 delay (замечательный аппарат для впечатляющих эффектов рычания, завывания и рева), Roland RE-201 Space Echo, Studio Electronics SE-1(тоже мой любимец, это устройство типа MiniMoog с памятью. Я все еще не очень хороший программист музыки. Если я получаю хороший звук, то обычно случайно, по ошибке. Если я не могу записать его и затем изменить, я никогда не смогу получить его вновь), Tascam DA20, Technics SL1200s with SoundLAB, MRT60 микшер, TL звуковой компрессор, Yamaha Ns-10, 400 дискет, 8000 LPs.

Теперь подробнее о процессе работы в студии

Как записать альбом вроде «You've Come A Long Way, Baby»? Очень легко — просто будьте верны старым добрым Atari и Akai S950. Добро пожаловать в мир низких технологий Fatboy Slim! Кто бы мог подумать? Fatboy Slim до сих пор использует Atari и Akai S950! Тысячи возбужденных и красноглазых компьютерных музыкантов отрываются от мониторов с криками «Ура!». Запись на жесткий диск — отлично! Цифровые устройства — отлично! А знаете, какое оборудование Норман приобрел после мирового успеха альбома «You've Come A Long Way, Baby»? Еще один S950 и патчбэй

Сам мистер Fatboy Slim обожает свой рай низких технологий и всячески одобряет Atari. «Не сломалось — не чини», — ухмыляется он. И лицо его при этом выражает полное удовлетворение. Лицо человека, продавшего несметное количество альбомов. «Если вы посмотрите на картинку на вкладке последнего альбома, то заметите, что в моем студийном оборудовании немногое изменилось. Это, как обычно, Atari и Creator, Akai S950 и еще несколько приборов. Признаюсь, меня пытались соблазнить использовать сразу несколько PC, системы записи на жесткий диск, но к концу дня я уже чувствовал себя страдающим технофобией и был готов присоединиться к луддитам (прим.: луддиты — участники первых стихийных выступлений против применения машин в конце 18-го начале 19-века). Я ненавижу изучать новое оборудование. И потом приобретение нового оборудования связано с большими сложностями и заботами, ведь, увы, не всякое оборудование сможет обеспечить звук, к которому я привык за последние семь лет и не собираюсь от него отказываться. Все это слишком рискованно для меня. В общем, так или иначе, но я ненавижу компьютеры! Мне нравится ручки крутить. Я по природе человек ленивый; кому, скажите на милость, охота целыми днями сидеть и набивать цифры. У меня даже электронной почты нет. Даже если бы у меня был компьютер, все, что я бы делал, так это целыми днями скачивал бы порно из Интернета. А работа так и стояла бы на месте».

Для человека, который является одной из первых величин в мире танцевальной музыки, когда-либо вышедшим из Британии, студия Нормана выглядит неожиданно просто. Она подходит для любых целей, это домашняя студия, конечно, устроенная немного лучше вашей или моей (если вас не зовут Liam Howlett), но всё же это всего лишь домашняя студия.

Однако не всё в мире Fatboy Slim такое непритязательное. Например, его дом. На самом деле сейчас это три дома. Три следующих один за другим дома на побережье, с учетом того, что в Брайтоне всего 11 домов, стоящих на побережье. Нетрудно догадаться, что стоят они недешево. Каждому владельцу дома принадлежит прилежащая земля и часть пляжа, а из окон каждого открывается неповторимый вид на воды Английского канала. В самом крайнем доме Норман и Зои проводят свои вечеринки, Другие два объединены и составляют огромное пространство, в котором располагается степенное семейство, состоящее из любящей пары и малыша Вуди. Но строительство еще не закончено…

Внутри все отделано деревом и окрашено в бело-коричневые тона, кухня оснащена по последнему слову техники, а в гостиной вы найдете самый большой домашний телевизор, который вам только приходилось видеть. Он высотой пять футов! И все это на деньги, вырученные из умелой эксплуатации Atari! Да путь действительно пройден неблизкий!

Успех нужен всем. Повторение успеха, а особенно такого головокружительного, первого альбома никогда не было простой задачей. Но, не желая копировать биг-бит, сделавший Нормана всемирно известным, он рискует потерять часть своих поклонников, что, как он сейчас заявляет, было бы не так уж плохо. «Я был несколько озабочен судьбой моих хитов. Я подумал: „Держись, я делаю музыку для десятилетних детей“. Единственное, что было у меня на уме — это то, что я точно знал, как не должен звучать новый альбом. Мне не нравилась перспектива выпустить „You've Come A Long Way, Baby“ Часть 2, и я не хотел никакого биг-бита.

Сесть за работу было довольно сложно. Я закончил тур в поддержку своего альбома в Вудстоке, затем я женился, затем медовый месяц, следующую пару месяцев я практически только ел и спал. Когда дело дошло до включения оборудования, мы все еще были в Лондоне, поэтому под рукой был лишь небольшой набор — S950, пульт и Atari. Не знаю, был ли тому виной Лондон или моя усталость, но я просидел целую неделю и ничего не произошло!

Я уже начал терять самообладание, я думал „Вот и все, до свидания, дорогой товарищ“. Я даже заикнулся звукозаписывающей компании, что запись нового альбома может занять до четырех лет. Но потом я понял, что отправной точкой для меня всегда являлся исходный материал. Понимаете — семплы. Следующие две недели я потратил на хождение по музыкальным магазинам и лавкам секонд-хэнд, скупая поцарапанные пластинки по 25 пенсов. Дальше оставалось только сидеть и выискивать понравившиеся части, скидывать их на диск и заносить в каталог. Все мои басовые ритмы имеют разные темпы, барабанные лупы порезаны на бочку, малый барабан и хэт, все в таком роде…

Для начала я всегда стараюсь найти вокальную партию, и обычно это самая сложная часть работы, потому что басовые партии и ритм всегда можно запрограммировать, а вокал нельзя. Это конечно не совсем правда, в Rockafeller Skank я нарезал и смешал слова в вокальной партии, и вышло „right-about-now-funk-soul-brother“. Такого рода вещи несложно сделать с помощью PC и ReCycle! Но я то это делал на S950 задолго до того, как впервые услышал о ReCycle! Обычно все заканчивается процедурами Time Stretch, и получается неплохо, S950 для этого отлично подходит, но моим правилом является следующее: если все происходит в пределах трех полутонов — будет работать, если больше, то это пустая трата времени».

Первый сингл с нового альбома «Sunset (Bird Of Prey)» является типичным примером работы Кука. Вокал взят из позднего Джима Моррисона и взят из бутлега вокальных дублей, сделанных во время записи «American Prayer». Трек вообще-то появился на свет около пяти лет назад, оригинальная версия была включена в некий амбиентный альбом, который я записал для себя с целью домашнего прослушивания, кстати, там же была и версия «Praise You». Я, конечно, получил разрешение собственников песен Джима Моррисона на использование семпла. Они с радостью согласились, и я получил законное право на запись и передал оригинальную версию в компанию звукозаписи. И знаете что они сделали? Они ее потеряли, представляете, потеряли. Я провел несколько дней в бесполезных поисках, пока мой менеджер не сказал мне, что он связался с председателем общества Джима Моррисона. На счастье у того парня оказалась еще одна вполне качественная и действительно бесценная копия, ведь на ней была еще одна строчка — «Take Me On My Flight».

Синтезаторные подклады были и на оригинале, поэтому я потратил некоторое время на воссоздание этого звука на Sound Canvas и Vintage Keys. Вроде бы там есть звуки обоих приборов, разведенные по панораме. Я не пытался их засемплировать.

Когда дело дошло до ритма, оказалось что кроме стандартного размера 4/4 ничего не подходит — это звучало как SASH в худшие времена. Но я повозился с одной замедленной композицией в стиле Drum'n'Bass и выдрал оттуда несколько кусочков. Партия ударных состоит из трех различных лупов (не скажу, откуда я их взял и как нарезал, а то получу повестку в суд). Один и тот же рисунок играют два разных малых и две бочки — почти как Gary Glitter.

Наконец, я решил добавить какой-нибудь фрагмент для придания композиции движения, но не хотел опять обращаться к MC303. Мой инженер принес новое цифровое устройство (не припомню его названия), но там мы нашли отличный звук, это тот шум, который вступает во второй части вокальной партии. Он звучит в начале как Hi-Hat, а затем «разворачивает» всю ноту. Управление было полностью ручное, мы с Саймоном крутили ручки фильтров. Конечно, весь этот процесс можно контролировать с помощью MIDI, но я предпочитаю «человеческий» подход и скидываю все дубли на ADAT.

 

Основную часть всех моих произведений составляют семплы, на моих треках практически отсутствует записываемая мной лично музыка. Основная работа заключается в прослушивании семплов и принятии решения об их пригодности для той или иной песни. Я делаю коллажи из семплов. С виду это легко. Возьмем «Groovejet» Спиллера. Что он из себя представляет? Три семпла и вокал, но это один из самых хорошо продаваемых синглов прошлого года. Если вам удается найти удачную комбинацию, то результат получается великолепным, но иногда для достижения простого результата требуется принятие сложнейших решений».

Удивительно, но сам Норман не любит принимать участие в сведении. „Я из тех людей, что могут микшировать в одном измерении, ну может в полутора. Саймон (инженер Кука) — человек, микширующий в трех измерениях. Он проник в самую суть процесса. Первое в микшировании — это назначить различные семплы на свои выходы. До этого я работаю c тем, что идет с основного выхода S950. Всего у меня 16 выходов (по восемь с каждого семплера), и когда выходы кончаются, мы включаем S1000. Все это приходится делать Саймону, так как я просто не умею с этим управляться. Таким образом, здесь моя работа более или менее закончена. Я могу пойти и посмотреть телевизор часиков эдак шесть“.

Эквализация входит в обязанность Саймона. Забавно, но когда вы слушаете все через один выход, все звучит довольно складно и хорошо, но стоит вам разделить звуки по каналам, и звуки начинают бороться за свое пространство. Его (Саймона) основная работа — создать пространство, в котором все будет звучать отлично. Он хорошо справляется с эквалайзерами. Мы работаем на Soundcraft Ghost, у которого отличные эквалайзеры. Раньше у нас был Mackie 24, но мне он казался каким-то хрупким, ненастоящим.

Одна из вещей, к которой Норм добросовестно прикладывает руку — это стадия компрессии, которая поистине является визитной карточкой его работы. «Если вы окинете студию взглядом, то заметите, что компрессоры занимают значительную ее часть. Они мне нравятся. Я даже изобрел нашу собственную систему микширования CTF (прим. ред.: Compress To Fuck). На выходе каждого S950 ставится восьмиканальный компрессор/гейт Presonus, а стерео компрессор TLAudio подключен непосредственно к главным выходам пульта. Я иногда перегружаю входы пульта, чтобы убедиться, что я получаю максимальную отдачу. Впервые я открыл для себя компрессию лет десять назад, когда работал диджеем. Я использовал трек группы Bar-Kay „Holy Ghost“. По какой-то странной причине он звучал вдвое громче и плотнее чем остальные мои записи, и я поинтересовался у знакомого инженера, почему так происходит, и он сказал: „Это компрессия, сынок“. Кажется моим первым компрессором был Alesis 3630, но любимым по сей день остается малютка dbx163s. У них всего один регулятор с надписью „Больше“. Максимальная компрессия 163-го может быть немного слишком для обработки лупов, но я обычно использую 80% его возможностей».

взято с небольшими изменениями с сайта fatboyslim.ru

Лееринг звука в Ableton Live Дабл-трек. Реализация